petrus_paulus

Categories:

Пекинская опера как выход из сумрака

с сайта archiveofourown.org
с сайта archiveofourown.org

«Я всё это есть не буду!». Люся выглядела нахмуренной и зажатой. «Почему?», удивился я, «они же офигительно вкусно готовят!». Она умоляюще посмотрела на меня и жалобно произнесла: «Ну не люблю я всю эту китайскую жратву! Пусть тысячу раз будет вкусно, а я не могу себя заставить это есть. Только рис могу. Пустой. И чай».

Мы с делегацией прилетели в Пекин по работе, впереди было несколько дней рабочих визитов и встреч, заканчивавшихся, разумеется, застольем в традиционном стиле с местной кухней. И только с ней! Китайцам было непременно необходимо продемонстрировать нам все особенности и изыски своей кулинарии. «Слушай», шепнула мне Люся, «я послезавтра можно на ужин не пойду? Справитесь как-нибудь без меня?». «Почему?», вновь удивился я. «Всё равно ведь не ем ничего», вздохнула она, «но зато взяла билеты в Пекинскую оперу. Умираю – хочу собственными глазами посмотреть и собственными ушами послушать!». Я не стал возражать, отпустив её на встречу с прекрасным.

Китайское кино в последние годы в очень большом тренде. Начиная с конца 80-х, это очень легко проследить по спискам победителей ведущих международных кинофестивалей. В Венеции Золотого Льва, начиная с 1989 года, картины, снятые в Китае и на Тайване, получали шесть раз, а в Берлине Золотого Медведя, начиная с 1988 года – пять. При этом раньше про китайское кино никто вообще слыхом ничего не слыхивал. Неудивительно, ведь ранее кинематограф этой страны ограничивался съёмками одной пропаганды да документалкой о шествии демонстраций.

Однако, с появлением таких людей, как Чень Кайге, Чжан Имоу и Ли Ань (в мире более известен под американизированным именем Энг Ли), произошёл разворот в совершенно ином направлении. Китайское кино стало греметь повсюду, китайские режиссёры стали частыми гостями на европейских и американских съёмочных площадках. Вуди Аллен даже сыронизировал на эту тему в своём «Конце Голливуда». Но так ли качественно было всё то кино, снятое в Китае? Гонконгские боевики про кунг-фу не рассматриваем – это отдельный жанр, который был популярен на Западе и в 70-е.

Полагаю, для самих китайцев – тысячу раз да. Потому что оно снято ими и для себя. Если некий режиссёр претендовал на лавры международного признания, он выбирал тему, способную затронуть струны душ не только китайского населения, но и любого человека вне зависимости от крови и места жительства. Тему, актуальную во все времена и везде. Так произошло в 1993 году на Каннском кинофестивале, когда малоизвестный китайский режиссёр Чень Кайге представил там фильм о любви и дружбе на фоне будней пекинской оперы. Он назывался «Прощай, моя наложница».

кадр из фильма "Прощай, моя наложница"
кадр из фильма "Прощай, моя наложница"

В середине 90-х одна моя очень близкая приятельница жутко переживала кончину мужа, которого невероятно любила. Период депрессии в её жизни длился достаточно долго, но однажды она попала на какой-то закрытый показ в Москве не то в Доме кино, не то ещё где-то – там как раз показывали этот фильм. Мир пекинской оперы словно выдернул её тогда из сумрака жизни и вернул все краски, заставив радоваться и двигаться дальше. Я тоже посмотрел его потом – он невероятно мне понравился. Ничего подобного я ранее не видел – традиционное китайское общество, костюмы, быт, а главное – пекинская опера как вид искусства, ни на что непохожий. Родившийся в XVIII веке и оформившийся к середине века XIX, он сталкивает нас, европейских зрителей, с совершенно иным миром, сотканным из причудливых красок, волнительных изгибов ткани, магической музыки, виртуозной акробатики и инопланетного пения.

"Мэй Ланьфан", Китай, 2008, China Film Group Corporation, режиссёр Чень Кайге, авторы сценария Чэнь Кайгэ, Янь Гэлин, Чэнь Гофу, композитор Чжао Цзипин
"Мэй Ланьфан", Китай, 2008, China Film Group Corporation, режиссёр Чень Кайге, авторы сценария Чэнь Кайгэ, Янь Гэлин, Чэнь Гофу, композитор Чжао Цзипин

Однако мой #любимыйфильм о пекинской опере – не «Прощай, моя наложница». Им стал снятый Ченем Кайге спустя пятнадцать лет удивительный «Мэй Ланьфан». Поскольку в пекинской опере все партии, включая женские, исполняются мужчинами, это кино как раз об одном из таких знаменитых актёров-певцов, работавшем в амплуа дань. Пекинская опера, как и опера европейская, соткана из условностей и чётко регламентированных схем, поэтому дань – женское амплуа романтическо-трагического толка. Мэй Ланьфан был одним из четырёх величайших исполнителей дань, добившихся в 20-х годах XX века равноправия для женских ролей на фоне преобладавших тогда мужских шэн. Фильм совершенно растворил меня в этом мире, унеся на те два с лишним часа на другую планету. Меня не покидала мысль, что я присутствую в реальном китайском театре начала XX века на представлении, поскольку первая часть фильма практически вся о музыке и драматургии пекинской оперы. При этом я словно посетил несколько представлений подряд, жутко переживая за актёра, наступившего на гвоздь и выступающего и поющего, несмотря на кровоточащую ступню и жуткую боль. Режиссёр вместе с декораторами, костюмерами, гримёрами, осветителями и звукооператорами добился реального эффекта машины времени – фильм словно бьёт по голове чем-то тяжёлым и полностью лишает воли. Пока смотрел – невольно понимал, почему Люся так рвалась тогда в Пекине в театр. И ведь попала тогда! Посмотрела всё это вживую… А мне достался фильм. Но зато какой! Обладая подобным эффектом присутствия, фильм показался мне ничуть не худшим вариантом, а может быть даже и лучшим. Именно благодаря Мэю мир узнал об этом виде искусства – он ездил со своей труппой на гастроли в Японию, США и СССР. Фильм и об этом тоже – вторая его часть как раз о деятельности Мэя как посла китайской традиционной культуры в мире.

Мэй Ланьфан — фото
Мэй Ланьфан — фото

«Мэй Ланьфан» полностью изменил моё отношение и к Китаю, и к китайцам, и к их культуре. Ведь та рабочая поездка не позволяла в полной мере окунуться в повседневную жизнь этой цивилизации. Фильм затронул некие скрытые доселе клапаны, блокировавшие восприятие китайской культуры и в особенности музыки как нечто чужеродное. Не знаю как, но Чень Кайге сумел эти клапаны открыть и на примере китайской оперы научил меня ценить любую культуру, даже малознакомую. В следующий раз поговорим о культуре «чёрной» Африки, также бесподобно преподнесённой в одном из французских фильмов. А Люся, кстати, про китайскую еду тогда всё-таки поспешила так категорично заявить – на одном из обедов нас пригласили в отель Grand Hyatt на пекинскую утку – главное фирменное блюдо города. Я улыбался, наблюдая, как она, кроме обещанного пустого риса, уплетала эту утку, заворачивая аппетитные кусочки с мелко наструганными овощами в крохотные рисовые лепёшки)).

Смотрите больше разного кино!

(c) petrus_paulus

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →