petrus_paulus

Categories:

Московское метро: новые имена для старых станций

фото с сайта msknovosti.ru
фото с сайта msknovosti.ru

Осенью 1990 года перестроечную волну залило в Московский метрополитен. Лайт-версия декоммунизации по-советски коснулась и метро. Оригинальность этого своеобразного процесса заключалась в его исполнителях. Ставшая столь трендовой на постсоветском пространстве декоммунизация, порой принимавшая в некоторых республиках извращённую и больную форму, началась ещё при жизни агонизировавшего СССР руками самих партийных деятелей. Москва тогда получила назад огромное количество старых названий для своих улиц, исторических и уютных – на карте города вновь появились Варварка, Дмитровка, Пречистенка, Тверская, Воздвиженка – перечислять можно долго. Названия меняли на старые, дабы убрать из городской топонимики идеологически окрашенные имена улиц, стирая с карты фамилии партийных и околопартийных лиц. Под метлу попадали порой и персонажи совершенно к деятельности КПСС непричастные, писатель Чехов, например. Метро в этом смысле «пострадало» меньше всего.

Станция "Охотный ряд", до 1990 года — "Проспект Маркса"
Станция "Охотный ряд", до 1990 года — "Проспект Маркса"

Десять станций изменили тогда свои названия, сменив фамилии вождей революции и основоположников марксизма-ленинизма на имена улиц и площадей, расположившихся над ними на поверхности. Вождь мирового пролетариата лишился всего одной станции из пяти – станция «Ленино» превратилась в «Царицыно». Основатель теории коммунизма Карл Маркс потерял одну из двух станций – «Проспект Маркса» вернул своё первоначальное название «Охотный ряд». С остальными всё было понятно – их время минуло, а вместе с ним и имена: «Дзержинская» стала «Лубянкой», «Кировская» - «Чистыми прудами», «Площадь Ногина» - «Китай-городом», «Калининская» - «Александровским садом», «Площадь Свердлова» - «Театральной», а «Щербаковская» - «Алексеевской». Под раздачу попал и писатель Горький, лишившийся улицы собственного имени, поэтому станция «Горьковская» стала называться симметрично улице на поверхности – «Тверская». Наконец, идеологически окрашенная «Колхозная» превратилась в «Сухаревскую», сохранив в своём дизайне колонны в форме снопов пшеницы, до сих пор напоминающие нам о героических колхозниках.

Станция "Сухаревская", до 1990 года — "Колхозная"
Станция "Сухаревская", до 1990 года — "Колхозная"

Станция «Ждановская», названная в честь одного из партийных деятелей позднего СССР, исчезла с планов Московского метро на год раньше, преобразившись в «Выхино». Это была своего рода репетиция перед планировавшимся массовым переименованием станций, и то, что произошло осенью 1990 года, было лишь вторым шагом. Третий, и самый гигантский, планировался в 1991-1992 годах, но, в связи со всем известными событиями и скоропостижной кончиной СССР, новому правительству России и новорожденной мэрии Москвы было уже не до переименований. Однако план остался на бумаге, в связи с чем предлагаю взглянуть на него и задуматься, какое метро в Москве мы бы сейчас могли иметь.

Условно станции, которые подлежали согласно этому плану переименованию, можно разделить на пять категорий. Первая – продолжение «декоммунизации» и удаление из топонимики метрополитена всех названий, связанных с именами революционных и партийных деятелей, а также с прочими напоминаниями о большевизме. Вторая – упорядочивание дублирующих названий на Кольцевой линии с пересадочными радиальными. Третья – систематизация и упорядочивание по общему принципу названий станций, расположенных в «спальных» районах города. Четвёртая – более точная локализация названий станций в привязке к географии их расположения. И, наконец, пятая (самая загадочная) – удаление названий, путающих, по мнению составителей, москвичей и особенно гостей столицы.

Начнём с первой. Здесь главным объектом выступал дедушка Ленин – у него оставались ещё целых четыре станции. «Библиотека имени Ленина» подлежала переименованию в «Моховую» по названию улицы, на которую выходит станция, «Площадь Ильича» должна была стать «Рогожской» по названию площади, располагающейся на поверхности, «Ленинский проспект» становился «Гагаринской» в пару к площади Гагарина со знаменитым памятником, который в народе окрестили «Железным дровосеком», а «Ленинские горы» по вполне понятной причине трансформировались в «Воробьёвы горы».

Станция "Воробьёвы горы", до 1999 года — "Ленинские горы"
Станция "Воробьёвы горы", до 1999 года — "Ленинские горы"

Далее шли деятели помельче, поскольку всех основных «корифеев» уже успели порубить в 1990-м. «Войковская» должна была стать «Петербургской», поскольку Ленинградский проспект, на котором она расположена, тоже планировалось переименовать в Петербургский; «Улица Подбельского» превращалась в «Северо-Восточную» в пару к «Юго-Западной» на другом конце красной ветки; «Фрунзенская» становилась «Хамовниками» по названию района расположения; «Бауманская» должна была стать «Елоховской» согласно кафедральному Елоховскому собору Москвы, расположенному рядом; «Марксистская» превращалась в «Воронцовскую» по одноимённой улице на поверхности; «Добрынинская» получала название «Ордынка» по одноимённой улице, начинавшейся как раз в том месте, но этот вариант почти сразу из плана был почему-то изъят с сохранением прежнего названия для станции; наконец, сюда же попадала и «Кропоткинская», хоть анархист князь Кропоткин коммунистом и не был, но улица его имени на поверхности вернула себе историческое название – Пречистенка, поэтому станции предстояло стать тоже «Пречистенкой». Сегодня на плане строящегося метро можно найти лишь одно из упомянутых названий – «Воронцовскую». Она строится в составе БКЛ с пересадкой на «Калужскую» и несёт название не по Воронцовской улице, которая в районе Таганки, а по Воронцовскому парку, раскинувшемуся на юго-западе города.

Станция "Краснопресненская", несостоявшаяся "Пресня"
Станция "Краснопресненская", несостоявшаяся "Пресня"

У нас остаются прочие идеологически окрашенные станции. В их список попали «Шоссе Энтузиастов» (никакие энтузиасты-революционеры были больше не нужны, а само шоссе на поверхности планировалось переименовать во Владимирский проспект, поэтому и станция должна была стать «Владимирской»), «Октябрьское поле» (превращалось вместе с районом на поверхности в «Ходынское поле»), «Улица 1905 года» (новое имя – «Трёхгорная» по названию знаменитой мануфактуры, расположенной неподалёку), «Баррикадная» (по одноимённой площади на поверхности становилась «Кудринской»), «Пролетарская» (предлагалось два варианта – «Крутицкая» и «Крутицкое подворье» по митрополичьему подворью), «Краснопресненская» (новое название – «Пресня»), «Красногвардейская» (очаровательное новое название «Зябликово» носит местный район), «Пионерская» (не повезло больше остальных, потому что новое название, которое ей подобрали по названию тамошнего района, звучало как-то не очень – «Мазилово») и невесть чем провинившаяся «Молодёжная» (очевидно, напоминала кому-то о бесцельно прожитых годах под гнётом Комсомола, поэтому названий предлагалось два – «Рублёвская» и «Ярцевская»). А вот очень идеологически окрашенные «Площадь Революции» и «Первомайскую» трогать отчего-то никто не захотел…

Вторая категория полностью связана с топонимами Кольцевой линии. Там имеется довольно много названий, у которых есть близнец на пересадочной радиальной станции, например, две «Октябрьских» или две «Таганских». Их решили разбавить, а заодно ещё раз побороться с ненавистной большевистской идеологией. Исключение составляли лишь вокзальные станции – их не трогали, оставляя обе станции «Курскими», «Белорусскими», «Киевскими» и «Павелецкими» (в случае с «Киевской» таких станций аж три). Исключение составляла лишь «Комсомольская» как идеологически неблагонадёжная, поэтому обе станции подлежали переименованию в «Каланчёвскую» (потом предлагался и другой вариант – «Три вокзала»).

Станция "Октябрьская-Кольцевая", бывшая и несостоявшаяся вновь "Калужская"
Станция "Октябрьская-Кольцевая", бывшая и несостоявшаяся вновь "Калужская"

Итак, название «Октябрьская» с карты метро исчезало полностью. Радиальная получала название «Якиманка», а кольцевая – возвращала своё первоначальное «Калужская». Площадь с гигантским памятником Ленину, одним из немногих уцелевших в Москве до наших дней, была переименована в Калужскую, такое же название получала и станция, которая была в своё время под ним открыта. Но это название на карте уже имелось - станция «Калужская» располагается по сей день на Калужско-Рижской линии, поэтому её решили переделать в «Обручевскую» по названию района, расположенного на поверхности. Название «Калужская», таким образом, переезжало с окраины в центр, возвращаясь на историческое место. «Проспект Мира» тоже исчезал – вместо него появлялись «Олимпийская» (радиальная станция в привязке к Олимпийскому проспекту) и «Мещанская» (кольцевая в привязке к району Мещанский). Вместо двух «Таганских» оставалась одна – кольцевая, а радиальная превращалась в «Каменщики» по названию двух окрестных улиц. Наконец, и «Парк культуры» должен был приказать долго жить – кольцевая получала имя «Крымская» по одноимённым мосту и площади, а радиальная – «Остоженка» по старинной московской улице.

Станция "Партизанская", до 2005 года — "Измайловский парк"
Станция "Партизанская", до 2005 года — "Измайловский парк"

Третья категория – исключительно новострой тех лет, располагавшийся на окраинах. Здесь почти всем станциям хотели изменить окончания, приблизив их названия к названиям районов расположения: «Черкизовская» должна была превратиться в «Черкизово», «Тушинская» в «Тушино», «Щукинская» в «Щукино», «Петровско-Разумовская» в «Петровско-Разумовское», «Чертановская» в «Чертаново», «Домодедовская» в «Домодедово», «Кунцевская» в «Кунцево», а «Коломенская» в «Коломенское». Наконец, «Измайловскому парку» предстояло стать «Измайловом», а «Измайловской» - «Парковой». Впоследствии «Измайловский парк» стал «Партизанской», а «Измайловская» осталась со своим прежним названием. Также двум станциям планировали подрезать названия, объяснив это их громоздкостью – «Новые Черёмушки» должны были стать просто «Черёмушками», а «Преображенская площадь» - просто «Преображенской».

Станция "Автозаводская", несостоявшаяся "Симоновская"
Станция "Автозаводская", несостоявшаяся "Симоновская"

Переходим к четвёртой категории, в которой названия менялись с целью более точной привязки к географии расположения станции. Во-первых, это коснулось промышленных названий – «Автозаводской» и «Авиамоторной». Поскольку всю промышленность было решено выводить за пределы города, надобность названий заводов в названиях станций метро отпадала. «Автозаводская» была названа по покойному ЗИЛу, поэтому ей предстояло принять постриг и стать «Симоновской» по старинному монастырю, расположенному рядом с ней. «Авиамоторная» меняла название на имя своего района, «Лефортово». Станция с таким названием потом действительно появилась на карте метрополитена, только построена была отдельно в рамках БКЛ и в совершенно другом месте, рядом с Немецким кладбищем. А вот отчего никто не покусился на «Электрозаводскую» - остаётся загадкой…

Далее – «Нагатинской» предстояло стать «Верхними Котлами», поскольку станция была названа по Нагатинской улице, начинающейся в этом месте, но сам район Нагатино расположен совсем не там; «ВДНХ» в связи с переименованием выставки в ВВЦ тоже должна была изменить название – предлагались названия «ВВЦ» (ужас какой-то) и «Выставочная» (потом было реализовано для совершенно новой станции, построенной в возведённом на месте промзоны Москва-Сити); «Ботаническому саду» предстояло вернуть своё проектное название «Ростокино», поскольку от станции метро до главного входа в ботанический сад РАН скакать было три дня на оленях; «Спортивная» как довольно расплывчатое название должно было измениться на конкретное и понятное «Лужники»; «Полежаевской» предстояло стать «Хорошёвской», однако ввиду уважения к знаменитому метростроевцу Полежаеву, в честь которого станцию в своё время назвали, новое название из плана изъяли (его реализовали позже для новой станции БКЛ, которая теперь имеет пересадку как раз на старую «Полежаевскую»); «Филёвский парк» за ненадобностью и исключением ассоциаций со станцией «Фили» должен был стать «Сеславинской» по одноимённой улице имени героя войны 1812 года; наконец, двум станциям со словом «проспект» в названии предстояло полностью изменить лицо, говоря о районах, в которых они расположены – «Волгоградский проспект» превращался в «Калитники», а «Рязанский проспект» - в «Вешняки».

Станция "Аэропорт", несостоявшаяся "Аэровокзал"
Станция "Аэропорт", несостоявшаяся "Аэровокзал"

Последняя, пятая категория – самая странная. В ней всего пять станций, названия которых, по мнению составителей плана, вносили путаницу в городскую топонимику и ставили в затруднение в первую очередь приезжих. Безусловно, первая и единственная совершенно логичная в этом списке – станция «Аэропорт». Никакого аэропорта там нет. Имелся аэродром, который закрыли в 1960 году, оставив лишь вертолётную станцию и аэровокзал, с которого пассажиров развозили на автобусах в Шереметьево, Внуково и Быково. В 1971 году закрылась и вертолётная станция – остался лишь аэровокзал. Действительно, это могло запутать многих приезжих, воспринимавших название «Аэропорт» конкретно. Поэтому название станции было предложено изменить на «Аэровокзал». Сам вокзал закрылся в 2013 году, а здание превратилось в очередной торговый комплекс. Так что теперь в мэрии бродит предложение переименовать «Аэропорт» в «Ленинградский проспект». Посмотрим.

Следующая жертва – «Арбатская» Арбатско-Покровской линии. «Арбатских» в Москве две, вторая – на самом деле первая (это которая на Филёвской линии), потому что открылась раньше и расположена ближе к самому Арбату. Вот чтобы никого не путать, синюю «Арбатскую» предложили переименовать в «Воздвиженку» по названию улицы, на которую выходят оба вестибюля станции. Такая же судьба ждала и «Смоленскую», которых тоже было две на тех же самых линиях. Только на этот раз «Смоленской» суждено было остаться станции на синей ветке, а вот на голубой предстояло стать «Новинской» по Новинскому бульвару, который пролегает на поверхности.

Список замыкают два похожих, по мнению составителей, названия «Водный стадион» и «Речной вокзал». Избавиться на всякий случай решили от обоих. «Водный стадион» превращался в «Головино» по названию района, а «Речной вокзал» в «Северный порт» (и тогда, и сейчас планировалось строительство новой станции «Южный порт», так что новое название подходило ему в пару).

Можно только представить, в какие траты вылилось бы столь масштабное переименование станций. А с деньгами в начале 90-х было не очень, поэтому план убрали в долгий ящик, где он и покоится по сей день. Лишь две из упомянутых станций действительно впоследствии изменили свои имена – «Ленинские горы» стали «Воробьёвыми горами», а «Улица Подбельского» хоть и не стала «Северо-Восточной», но получила не менее громоздкое название – «Бульвар Рокоссовского». Несостоявшаяся «Гагаринская» нашла своё воплощение в станции МЦК «Площадь Гагарина» с пересадкой на ныне здравствующий «Ленинский проспект». А уютная «Зябликово» была выстроена с нуля как раз рядом с «Красногвардейской», которую должна была заменить – теперь они связаны пересадкой, и каждая имеет своё собственное название.

Станция "Зябликово"
Станция "Зябликово"

А что вы думаете об этом плане? Метро с такими названиями было бы вам по душе?

(c) petrus_paulus

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened